Глава 6. Билл нервно поглядывал на часы, ожидая, когда подъедет Том

Билл нервно поглядывал на часы, ожидая, когда подъедет Том. Сумка с необходимыми вещами давно уже стояла у порога, а сам юноша сидел на кресле возле окна, рассеянно перебирая пальцами звенья браслета. Билл очень нервничал из-за того, что они с Томом будут в поместье одни. Юноша понимал, конечно, что в большом доме будет обслуга, да и за конюшней кто-то смотрит, но все же складывалось такое ощущение, что он добровольно отправляется в замок к Синей Бороде.
Он понимал, что, вероятно, зря накручивает себя, Том дал понять, что не сделает ничего против его воли, но Билл как раз и боялся, что поддастся искушению, а потом будет жалеть. «Такие как он, не приносят счастья. Ты будешь любить его как сумасшедший, а он разобьет тебе сердце» — но Билл предпочел не услышать внутренний голос.
Услышав гудок, юноша улыбнулся и подхватил сумку, выходя из дома. Погода была просто потрясающей для осени, утреннее солнце ласкало кожу, свежий ветер не был холодным, как это бывало в последние дни.
Том ждал его у машины, и Билл даже приостановился, увидев этот… танк. Огромный внедорожник казался чем-то иноземным рядом со старым домом и разросшимся кустарником шиповника.

-Ничего себе, – пораженно сказал Билл, вызвав улыбку на лице молодого бизнесмена.
— Моя любимая, – Том провел рукой по капоту. – Привет, Билл.
— Привет, – юноша тепло улыбнулся и, сам удивляясь своей смелости, легонько дотронулся до гладкой щеки Тома поцелуем. Каулитц на это ответил не менее мимолетными объятиями.
— Ты готов к путешествию?
— Да, – кивнул Билл и забрался в машину, замечая, что Том придержал для него дверь.
Их беседа снова полилась легко и естественно. Литература, искусство, политика – ни одна тема не казалась скучно или неуместной между ними. Билл наслаждался разговором, как хорошим вином – даже после того, как оно закончится, останется приятное послевкусие.
Билл был поражен – Том раскрывался перед ним, как книга, глава за главой. И как в хорошей книге, с каждой перевернутой страницей становилось все интереснее. За все это время понять, что он за человек, докопаться до его сути юноше не удавалось. Этот крепкий орешек был явно ему не по зубам. Чем больше Билл думал о личности Тома, тем больше осознавал всю тщетность надежд его понять. Конечно, Том добрый, великодушный, мог простить ошибку, но уж если замечал несправедливость, приходил в ярость, любил природу, умел ценить красоту, во всем любил порядок. И даже, к удивлению Билла, не лишен был сентиментальности. Но небольшой жизненный опыт не мог подсказать Биллу то, что уже давно известно всему миру: сентиментальные люди порой очень жестоки.
Каулитц дарил Биллу цветы, шоколад, ухаживал за ним. Именно ухаживал и именно так, как будто прочитал не один рыцарский роман. Вот уж этого Билл никак не ожидал! В общем, по современным меркам, Том был неотразим.
— Еще долго ехать?
— Мы почти на месте, – сказал Том, сворачивая на проселочную дорогу. Через пять минут за очередным поворотом показались несколько отдельно стоящих домов и большое длинное одноэтажное здание, которое Билл идентифицировал как конюшню.



— Я думал, поместье – это один большой дом, – растерянно сказал Билл.
— Так и было когда-то. Лет десять назад случился большой пожар, дом сгорел почти дотла. После этого решили больше не строить один дом на всех. К тому же тут живут семейные пары – Грета и Хенрик – они смотрят за домами, готовят и вообще контролируют дела поместья. В доме недалеко от конюшни живут Марта и Аксель, а так же трое их сыновей – они занимаются исключительно лошадьми. Аксель и сыновья занимаются тренировкой, а Марта – ветеринар от бога, мои лошади в ее надежных руках. Тот дом, что стоит в роще – хозяйский, там мы и остановимся, а Грета будет приходить готовить и убирать.
Когда Билл осознал, что ему предстоит остаться совсем одному в доме с Томом, его пробила едва заметная дрожь, причем юноше не мог понять, чем она вызвана – страхом или предвкушением.
Они подъехали к дому, Том помог Биллу выйти из машины, и, прихватив сумку юноши, провел его в дом, придерживая за талию. Дом был не очень большой, двухэтажный, и невероятно уютный.

Молодые люди зашли в прихожую, и Том поставил вещи прямо у порога.
— Билл, осматривайся пока, мне нужно зайти к Грете, дать указания, – и вышел за дверь, оставив Билла одного в доме.
Сняв обувь и верхнюю одежду, Билл последовал совету бизнесмена, и стал осматривать дом, в котором проведет ближайшие двое суток.
Сразу за прихожей обнаружилась большая комната, как бы гостиная и столовая одновременно.

Центральную часть занимал огромный камин, украшенный рогами оленей, перед ним лежал толстый ковер и стояло несколько кресел, даже на вид уютный и мягких. Невдалеке стоял стол, по форме столешницы представляющей собой идеальный квадрат, несколько плетеных стульев, с полукруглыми спинками и большая консоль с разросшимся пышным цветком в массивном горшке.
Особое изящество этой комнате придавал потолок. Белого колера, как и стены, он был украшен замысловато переплетающимися дубовыми балками. Было заметно, что архитектор пытался из дерева соорудить нечто похожее на огранку бриллианта и, надо сказать, добился успеха.
На второй этаж вела винтовая деревянная лестница, натертая до сахарного блеска. Билл поднялся по ней на небольшую площадку и увидел три двери, одна из которых была приоткрыта – это была спальня.



Огромная кровать с балдахином, драпировка которой напоминала цвет топленого молока, толстая перина, накрытая светлым одеялом в тон постельному белью, небольшие прикроватные тумбочки, на которых стояли идентичные светильники с коваными деталями – все это делало обстановку камерной и очень уютной.
Внизу раздались шаги, и через секунду на лестнице появился Том, несший их сумки с вещами.
— Как тебе, нравится?
— Очень красивый дом, – кивнул юноша. – И очень уютный.
— Это, кстати, твоя комната, – мужчина кивнул на приоткрытую дверь, а потом зашел в комнату, поставив сумку у порога. – Ты устал, наверно, долго добирались. Грета сказала, что приготовила нам поесть, нужно только все разогреть, так что приводи себя в порядок и спускайся вниз.
Том вышел и закрыл за собой дверь.
Билл бегло осмотрел спальню – широкая кровать из темного дерева, шкаф-купе с большим зеркалом, комод и туалетный столик – все очень строгое и элегантное.
Билл вернулся в спальню и стал разбирать свои вещи – кое-что нужно было повесить в шкаф, чтобы окончательно не помялось. Юноша переоделся в простые голубые джинсы и белый свитер – все-таки в доме было не так, чтобы очень тепло. Расчесав волосы, он слегка намазал губы бальзамом с шоколадным вкусом и добавил по капле любимых духов на виски. Улыбнувшись своему отражению, брюнет поторопился спуститься вниз.

Билл проснулся в кровати, уже зная, что Тома нет рядом.
Он слышал, как муж пришел в спальню глубокой ночью и тихо присел перед ним, внимательно вглядываясь в лицо. Билл чувствовал этот взгляд, но глаз не открывал – ему хотелось, чтобы Том «разбудил» его поцелуем. Но супруг не шевелился, все так же сверля его пристальным взглядом, а потом резко выдохнул и скрылся в ванной. Через десять минут он появился в спальне уже в одних боксерах и спокойно забрался на вторую половину кровати, повернувшись к юноше спиной. Билл открыл глаза, недоумевая, что происходит, прикусил губу, стараясь сдержать слезы, но тихий вздох все равно сорвался с губ. Том тут же повернулся на другой бок и придвинул к себе юношу, заставив повернуться лицом к нему. Молодой мужчина внимательно вглядывался в карие глаза своего юного супруга, а потом необычайно мягко поцеловал обиженно поджатые губы. Том лег на спину, устраивая черноволосую голову Билла на своей груди, аккуратно перебирая шелковистые пряди, а юноша постепенно успокаивался в родных объятиях, погружаясь в сон.
Билл потянулся на простынях, и услышал какой-то странный шелест – на соседней подушке его ждал огромный букет белых роз, перевязанных лентой и небольшой листок бумаги.
Билл схватил его, желая как можно скорее прочитать – ровный почерк мужа он узнал сразу.
«Вчера ты был самым ослепительным бриллиантом.
Том.
P.S. Загляни под подушку».
Билл тут же откинул свою подушку в сторону и увидел на простыне тоненькую цепочку с подвеской-капелькой из крупного черного бриллианта. Билл улыбнулся, но почему-то промелькнула совершенно абсурдная мысль «А я так хотел щенка». Юноша тряхнул головой, отгоняя странные мысли и снова улыбнулся – Том устроил такой хороший сюрприз. Да, розы не его любимые цветы, да и украшения он не особо любит, но главное же не подарок, а то, что Том думает о нем, хочет порадовать. Билл рассмеялся и откинулся на подушки – день начинался хорошо.


3104952964098412.html
3104987795935613.html
    PR.RU™