ПСЕВДО-ДИОНИСИЙ АРЕОПАГИТ (от греч. член Ареопага, судебной коллегии в античных Афинах) — христианский неоплатоник 5 или начала 6 в., представи­тель поздней патристики.

ПСЕВДО-ДИОНИСИЙ АРЕОПАГИТ(от греч. член Ареопага, судебной коллегии в античных Афинах) — христианский неоплатоник 5 или начала 6 в., представи­тель поздней патристики. Наиболее известными мысли­телями, ассоциировавшимися с П.-Д.А., выступали: Петр Ивер (412—488), Север Антиохийский и др. Глав­ное сочинение П.-Д.А. — "Corpus Areopagiticum" —

включает четыре трактата ("О божественных именах", "О небесной иерархии", "О церковной иерархии", "О мистическом богословии") и десять посланий. Труды П.-Д.А. (в переводе на латинский язык, осуществлен­ным Иоанном Скотом Эриугеной) стали известны на За­паде с 9 в. и стали предметом комментариев Фомы Аквинского, М.Фичино и др. Сочинения П.-Д.А. написаны от имени персонажа новозаветных "Деяний апостолов" (17, 34) — образованного гражданина Афин, обращен­ного в христианство в 1 в. проповедью апостола Павла, первого христианского епископа своего города. (Данная точка зрения просуществовала до 16 в.) Первая полеми­ка по поводу трудов П.-Д.А. датируется 533 (дискуссия между православными богословами, отрицавшими их аутентичность, и адептами монофизитства). В дальней­шем сомнения в подлинности "Corpus Areopagiticum" высказывали Л.Валла, Эразм Роттердамский и др.: ряд особенностей трактатов и посланий П.-Д.А. (стилисти­ка, культовые реалии, текстуальные заимствования из Прокла) требуют датировать их периодом не позже вто­рой половины 5 в. В основании миропредставления П.-Д.А. лежит неоплатоническое представление о принци­пиальной неописуемости и неопределимости Бога наря­ду с идеей об условной осуществимости богопознания посредством построения иерархии аналогий. (Так, по мысли П.-Д.А., Бог неизречен, "Божественный мрак" таинственен, "Божественный свет" недосягаем "по при­чине преизбытка сверхсущностного светолития" и не­зрим "по причине чрезмерной ясности".) Иерархичес­кая онтология, присущая неоплатонизму, апплицируется П.-Д.А. на сопряженную социальную проблематику: "церковная иерархия" выступает прямым продолжени­ем "иерархии небесной". Так, по версии П.-Д.А., миро­вая лестница выглядит так: "пресветлый мрак", единый Бог — серафимы, херувимы, престолы; господства, си­лы, власти; начала, архангелы, ангелы (это строение "небесной иерархии"). Далее — епископы, священники, диаконы; монахи, члены христианской общины, огла­шенные. Ниже церковной иерархии — остальной мир: разумные существа, живые неразумные существа, без­жизненные тела. Образ церкви у П.-Д.А. акцентированно статичен: иерархия людей — прямое продолжение иерархии ангелов — суть цепь отражений чистого света в ничем незамутненных зеркалах. Эта последователь­ность, согласно П.-Д.А., и задает стройный распорядок таинств святой церкви. (Эстетическая интерпретация П.-Д.А. картины мира как иерархии света оказала значи­мое воздействие на средневековую эстетику.) Учение П.-Д.А. как система философской теологии включало в себя три рода теологии: катафатическую (Бог, "будучи Всем во всем и Ничем в чем-либо, всеми познается из всего и никем из чего-либо"), символическую и мисти-



ческую (в ее рамках: апофатическую теологию и теоло­гию сверхумного экстаза как высшей формы познания Бога). Для раскрытия божественной природы П.-Д.А. предлагались два пути богословствования: апофатический (по отношению к божественной единичности) и катафатический (по отношению к божественной троично­сти). Благодаря этим двум методам выявляется беско­нечная степень абсолютно всех мыслимых предикаций "божественного мрака" Единого, так что Он может име­новаться, к примеру, различающимся тождеством по­движного покоя. Сверхмыслимый Бог, по П.-Д.А., за­ключает в себе черты плотиновской благой единицы и бесформенной "умной материи". Христос же выступает наподобие неоплатонического числа, "утверждая согла­сие между частями и целым". При неоплатонической ка­тегории простой математической единичности Бога сло­ва бессмысленны и в поэтическом космосе вовсе не нужны. Поэтому, по мысли П.-Д.А., умный экстаз Пло­тина есть бессловесное "упрощение" до числовой еди­ницы. Только в Троице, замечает П.-Д.А., которая при этом по своей божественной фигуре геометрически рав­на одному, обретает деятельное (энергийное) значение любая словесность, выявляющая сущности. Отсюда катафатическое богословие, созерцающее Троицу, призва­но исследовать любые имена, фиксирующие сущность предметов; следовательно, божественные Имена явля­ются основным ее предметом. На основании этого П.-Д.А. утверждал, что благодаря пресвятой Троице "все рождаемое на небесах и на земле получает бытие и наи­менование". Бог включает в себя все умные потенции и энергии, поэтому зло не участвует в действительном протекании сущего. Оно есть лишь оскудение и недо­статок добра: "злу даруется бытие по воле случая, и про­являться оно может только в чем-то ином, поскольку не имеет собственного бытия". Абсолютного зла не может быть вовсе, т.к. оно есть полнейшее отсутствие божест­венного Блага. В традиции, заложенной П.-Д.А., специ­фическую трактовку получили понятия "трансцендент­ный" и "имманентный". Трансцендентным человеческо­му мышлению считается восхождение от дольнего мира к миру горнему, что составляет предмет апофатического метода богословствования, имманентный же — нисхож­дение от горнего мира к дольнему, что составляет пред­мет апофатического метода богословствования. Учение П.-Д.А. обрело официальный статус в православии ви­зантийского канона благодаря его интерпретации Мак­симом Исповедником.



A.A. Грицанов, А.Н. Шуман


3103266320124225.html
3103307072258103.html
    PR.RU™